Sunday, October 19, 2014

Джакаранды в цвету. UQ Campus.




...Ясное воскресное утро. Я отодвинула от себя тарелку с румяными оладушками, понимая, что я уже не в состоянии съесть ни одного. Хотя глазами еще ела бы и ела. :)

- Уфффф, вкусно! И как они у тебя ТАК получаются?

- Не знаю, - отозвался мой муж, - там только мука, яйца, соль, сахар и вода.

- И все?

- И все! :) - видя, что я впала в совершенно благодушное настроение, он добавил, - Мне бы на работу сегодня заглянуть. Всего на пять минут! Нужно достать бактерий из термотата и переставить в холодильник.

- Да конечно-конечно! Дай мне пять минут на душ и десять - на одевание, - кротко ответила я.

Минут через двадцать я устроилась на водительском кресле и завела мотор. Юра сел рядом, мне он показался слегка озадаченным от того, что я согласилась на воскресную поездку к нему на работу без своего традиционного бурчания. Ну да, для меня поворчать на тему "сколько можно торчать в этой лаборатории" - обычное дело. Но не сегодня. Я улыбнулась и наконец объяснила:

- Джакаранды уже в цвету. Хочу сделать пару фото в кампусе у озер.

- И тебе не надоело? Ты каждый год их фотографируешь!

- Нет, не надоело! Как такая красота может надоесть!

В кампусе UQ я воодушевленно защелкала затвором фотоаппарата, а Юра, немного скучая, попытался снять троицу цесарок, долгожителей этих мест. Цесарки фотографироваться не желали, они отворачивались, подставляя под объектив свои крапчатые спинки.

- Посмотри, по ту сторону озера cormorant** крылья сушит. Сними его?




Юра присмотрелся внимательнее к птице:

- Это не корморант, это что-то другое.





Крупная, почти метрового размера, птица оказалась змеешейкой (darter).




Darter вполне доброжелательно отнесся к фотосессии. Я оставила Юру неподалеку от птицы и продолжила прогулку по кампусу.




Цветущие джакаранды испускали легкий, почти неуловимый аромат.




В это воскресное утро университетский кампус был почти пустым, редкие прохожие не попадали в кадр и позволяли спокойно фотографировать.




А в будние дни здесь яблоку негде упасть. На тропинках, ведущих от учебных и исследовательских корпусов к citycat (водный трамвайчик) и автобусной остановке, всегда много народу. Студенты нередко отдыхают между занятиями прямо на траве, устроившись в тени под раскидистыми джакарандами с книгами, лаптопами и легким ланчем.




Пройдя по тропинке между озерами и постояв немного на деревянном мостике, я отправилась обратно. Юру не было видно на противоположном берегу, хотя змеешейка по-прежшему сидела там, развесив свои крылья.




Мой муж нашелся в кустах неподалеку, он фотографировал водяного дракона (australian water dragon). Ящерице очень быстро надоело позировать, и она шмыгнула в кусты.




Юра включил камеру и повернулся ко мне.

- Ну что, все джакаранды сняла?

- Почти, - я еще раз обвела взглядом серебристые струи фонтана, бъющие из середины озера, отражения облаков и деревьев в воде, корпуса университета, утопающие в вечной зелени, - Эх, шоб я так жила!!!

- Так ты ТАК и живешь, - рассмеялся Юра.




** - cormorant - (англ.) баклан

Sunday, October 5, 2014

Весна. Mt Cordeaux.




- Все-таки здорово, что от нас до Cunninghams Gap всего каких-то девяносто километров! И выезд на highway в эту сторону практически под боком. По утреннему трафику можно доехать за час, - разглагольствовала я, ведя машину, - А какие тут косогоры живописные по дороге! А какие милые коровки!

- Смотри на дорогу, когда сидишь за рулем, - с напускной строгостью отозвался мой муж, - Холмы с коровами и правда хороши... Может остановиться?

- Да я смотрю, смотрю на дорогу! Коровок я вижу боковым зрением! :) Тормозить с такой скорости мне лень, да и долго. Надо как-нибудь выехать из дома поутру в тумане и просто проехать по этой дороге, чтобы фотографировать пейзажи по сторонам.

- Хорошая идея!

До Cunninghams Gap мы добрались быстро, без задержек. Оставили машину на автостоянке и стали подниматься на гору Кодей (Mt Cordeaux).

В кронах деревьев весело перекликались крупные попугаи.

- Это какие, королевские? - поинтересовалась я, запрокидывая голову.

- Нет, Crimpson Rosella. Видишь они синие с красным, а не зеленые.

- Ага, теперь вижу. Небо яркое, на его фоне все, что под кронами, выглядит почти черным.




- Странно, по-моему здесь немного изменили маршрут, - задумчиво произнес Юра, глядя на деревянный указатель где-то посередине подъема на гору.

- Да... И вот этой clearance, по-моему, раньше не было, - согласилась я, разглядывая огромную "проплешину" посредине дождевого леса, где не было ни деревьев, ни кустарников. Только камни, высохший грунт и редкие клочки травы, - Аааааа, теперь я припоминаю! Почти год назад, когда с севера на нас спустился какой-то экс-тропический циклон, кажется Освальд, здесь случился оползень. Его еще в новостях показывали, вертолетную съемку. Гигантский обвал и крохотные фигурки людей на краю у обрыва. Наверно это оно и есть! Хорошо, что камнепад и весь оползень прошел мимо highway, иначе дорогу пришлось бы заново ремонтировать, а проезд через перевал снова закрывать.

- "Снова"?

- Забыл? Ливни в 2011 размыли здесь дорогу уже к середине лета. Тогда оползнем с другой стороны, от Mt Mitchel снесло несколько метров шоссе.

- Да, теперь что-то припоминаю... Так. А это что за бабочка? Vanessa! Как же к ней подойти? - Юра забрался на ограждение смотровой площади и, слегка балансируя на металлических трубах, вытянул руки с камерой в сторону длинного соцветия grass tree, вокруг которого вились многочисленные насекомые.




Я достала мобильный и пару раз нажала на кнопку. В этот момент мой муж обернулся и округлил глаза:

- Ты чего? ТЕЛЕФОНОМ? - в его глазах плескалось полное непонимание и удивление.




- Да я для Миши... Погоди, сейчас отправлю, вроде бы здесь есть reception, - потыкав на кнопки, я вернула мобильный в задний карман джинсов и включила свой Никон, - Ну я ж тебе рассказывала! Он посылает мне SMS c фото, если ему попадается на глаза что-то интересное. А я ему пошлю, как ты на вытянутых руках фотографируешь бабочек. :)




Потоптавшись на узенькой тропинке у lookout, я заглянула за скалу:

- А! Орхидеи уже расцвели! Пойду фотографировать!

Перебравшись через ограждение, я удобно умостилась на шероховатом камне:




- Красота-то какая! Жалко только, что эти дикарки цветут совсем недолго, чуть больше недели. Хотя... Это у меня на дворе они цветут дней десять, потому что в сентябре у нас последнее время жарко и сухо. Может быть здесь они цветут подольше? Ты как думаешь?

Юра оторвался от бабочки, обернулся:

- Может быть... Ты бы отодвинулась подальше от края, о то мне отсюда страшно на тебя смотреть!




Я фыркнула в ответ:

- Ну ты прямо как моя мама! :) Я почти уверена, что после того, как она увидит эти фото в блоге, то обязательно при нашем следущем разговоре в Скайпе скажет, чтобы я не сидела так близко над обрывом.

- Все правильно мама говорит! Давай сдвигайся! А лучше вообще иди уже на тропинку, а я сам оттуда сделаю пару кадров!

- Ну-ну, - обиженно проворчала я и вернулась за ограждение.




- А что, бабочку тебе надоело фотографировать?

- Да она улетела.




Мы поднялись на обзорную площадку почти у самой вершины горы.

- Заметно, что в этом году весна засушливая, - констатировала я, оглядывая самый пик Mt Cordeaux, - Обычно в это время года весь тот склон усыпан соцветиями spear lily, а сейчас я там могу рассмотреть только несколько орхидей. Ты знаешь, я здесь посижу, подожду пока вон та парочка, что расположилась с пикником под black boy, закончит свою трапезу. За той скалой тоже должны расти орхидеи, хочу сделать пару кадров. А ты иди до следущих зарослей "черных мальчиков", там тоже могут быть бабочки или птички.

- Не говори вслух "black boy", это полит-не-корректно! :) Говори "grass tree".

- Знаю-знаю! :) Я шепотом!




Посидев на площадке у вершины еще минут пятнадцать и так и не дождавшись ухода парочки с пикником, я спустилась к Юре.

- Какие красивые птички!

- Это silvereye, а по-русски они - белоглазки.




- Ну ладно, ты их фотографируй, а я у обрыва посижу. Несмотря на сегодняшнюю дымку, вид с той стороны открывается просто фантастический.