Saturday, November 16, 2013

Mount Cook.




- Повезло нам с погодой, - заметил муж, когда мы спустились из нашего номера отеля и начали загружать в машину все необходимое, что нам могло понадобиться в течение дня: теплую одежду, рюкзак с камерами, бутылки с водой, пакет с сендвичами, рядом к которым прикорнули парочка яблок и кулек с ореховым ассорти.

Вечером мы собирались вернуться в Lake Tekapo, а сейчас направлялись к горе Кука (Mount Cook), расположенной примерно в сотне километров.




По уже сложившейся традиции Юра с утра съездил на берег Lake Tekapo фотографировать восход солнца. Я накануне засиделась перед телевизором, увлекшись новозеландским красным сухим вином и старым голливудским фильмом, поэтому муж даже не пытался меня разбудить до рассвета.

Когда я открыла глаза и вытащила себя из постели, солнце уже высоко висело над заснеженными хребтами, обещая очередной хороший день.




Первая часть пути до Mount Cook, около полусотни километров по шоссе номер восемь, промелькнула довольно незаметно. Мы останавились пару раз, очарованные суровой красотой равнин, покрытых почти выгоревшей травой и мелкими желтыми цветочками, напоминающими одуванчики.

Было по-утреннему прохладно и ветренно, воздух окончательно прогрелся примерно к девяти часам, когда мы добрались до берегов озера Пукаки (Lake Pukaki).




Поверхность озера в этот утренний час была неправдоподобно яркой, пронзительно-бирюзовой, она становилась темнее, когда по ровной глади ползли бесформенные тени облаков. Мы немного побродили по южному берегу среди зарослей разноцветных люпинов и отправились дальше.




Теперь дорога вилась буквально в нескольких метрах от озера по его западному берегу, и мы могли наслаждаться видами кряжистых заснеженных вершин, подступивших вплотную к бирюзовой воде.




Километров через сорок озеро закончилось и мы поехали в долине между двух горных хребтов.




Дул резкий пронизывающий ветер, и когда мы останавливались для того, чтобы сделать фотографии, я каждый раз быстро пряталась в уютное тепло машины, без вдохновения пару раз клацнув затвором фотокамеры.

Наконец мы добрались до небольшого поселка с почти пустыми отелями и кафе и отправились в центр Mount Cook National Park за картами для туристов. Находившиеся за стойкой юноша и девушка работали неторопливо, неспешно отвечая на вопросы приезжих. По лицу девицы было заметно, :) что ей изрядно наскучила эта бесконечная вереница людей, задающих одни и те же вопросы: "Где можно увидеть попугаев киа (kea)? А где посмотреть на лилии (Mount Cook lily)?"

Я оставила Юру в небольшой очереди, чтобы он раздобыл информацию, а сама обошла небольшой зал центра, смотрящего в сторону ущелья огромными красивыми окнами с изящными витражами и спустилась в подвальный этаж, где нашла подобие краеведческого музея. Особенно меня там впечатлила модель охотничьего домика - маленького деревянного сооружения с двухярусными нарами и крохотной печуркой, такие хатки строились в отдаленных местах и давали приют охотникам и особо отважным путешественникам, совершающим переход через горы.

Наконец меня нашел Юра:

- Если мы хотим поискать киа, то нужно идти по короткому маршруту вон сюда, - он показал на карте, - Лилии растут только на определенной высоте, к ним нужно идти по длинному маршруту в сторону ледника. А еще говорят, что можно потратить весь день, разыскивая этих попугаев, но так их и не увидеть...

- Значит пойдем к леднику!

- Ты уверена?

- Да!!! Люпины и Mount Cook lily - это все, что я хотела от этой поездки! После того, как я посмотрю на эти лилии, все оставшиеся дни ты можешь сколько угодно долго фотографировать любые булыжники и любых козявок. :)

... Мы битый час шли по деревянному узкому настилу, все дальше удаляясь от поселка. По обе стороны от дорожки неярко зеленели тоненькие травинки и легонько покачивались на ветру невысокие кустарники.

Вдруг раздался громкий птичий гомон, и на лужайку за холмом опустились две большие темные птицы.

- Неужели это киа?!! - нашей радости не было предела, мы почти бегом припустили вперед, в надежде увидеть легендарную новозеландскую птицу.

По пути я рассказывала мужу эпизод из книги Джеральда Даррелла, в котором он тоже приезжал сюда в Южные Альпы, стремясь увидеть киа, и несколько дней бегал по горам со своей съемочной группой, пытаясь криками выманить птиц из леса.




Когда мы обогнули холм, нашему разочарованию не было предела. :) Вместо желанных киа по лужайке, неторопливо переваливаясь, ковыляли две аккуратные уточки.




Извиваясь среди булыжников и камней по берегу бурной горной речушки, тропинка медленно поднималась все выше и выше. Вершина горы Кука была укрыта плотной пеленой тумана, и мы постепенно входили в это влажное облако.




Было забавно находиться на границе света и тени: та сторона ущелья, откуда мы только что пришли, сияла высоким и ярким голубым небом,...




...а тропинка уводила нас в туманное марево, где заснеженные горные хребты придвигались все ближе, а рыхлые сугробы на склонах сочились тонкими струйками водопадов.




Было свежо, но не холодно. Миллиарды крохотных частичек тумана парили вокруг, создавая иллюзию нереальности, сказочности.

Мы шли все дальше и дальше, и капельки воды, висящие в воздухе, начали проливаться на нас мелким прохладным дождем. Мы натянули водонепроницаемые куртки и укрыли фотоаппараты.




- Вот! Смотри! Это они! - счастливо воскликнула я, заметив среди тумана и дождя поникшие нежные белые головки, - Только я не понимаю, почему их назвали лилиями! Обычные лютики или ранункулюсы. Причем у них много общего с нашей сибирской калужницей. Ты помнишь нашу калужницу?




- Хм? - отозвался Юра, пытаясь не замочив камеру, сфотографировать очередной пейзаж.

- Ну калужница? Неужели ты ее не помнишь?! Ее много в Сибири весной по берегам таежных ручьев и рек. У нее небольшие желтенькие цветочки точно такой же формы, как у этого ранункулюса, форма листьев и стебель тоже очень похожи. Только новозеландские лилии крупнее сибирской калужницы раза в два или три.




Юру мои ботанические открытия никак не впечатлили, а я продолжала радостно верещать над каждым небольшим кустиком, покрытым снежно-белыми цветами с желтой мохнатой сердцевинкой.

А дождик лил все сильнее и сильнее. В своей ярко-красной курточке на гусином пуху я ощущала себя настоящей водоплавающей птицей. :) Влага не проникала вовнутрь, она собиралась маленькими шариками и стекала вниз. Только моя соломенная шляпа промокла насквозь и возвышалась на голове мокрым раскисшим блином. Я попыталсь спрятать ее к Юре в рюкзак, но он громко запротестовал в ответ, возразив, что "эта солома" промочит и испортит все фотооборудование, которое стОит на два порядка дороже.

Все чаще и чаще нам навстречу стали попадаться такие же как и мы туристы. Они отворачивали влажные лица от струй дождя и кутались в куртки и накидки. Некоторые из них были совершенно не готовы к встрече с переменчивой горной погодой, их простые текстильные жакеты и свитера уже промокли насквозь.

Впереди замаячила неказистая деревянная хибарка - это было подобие тех домиков, что строились для охотников.




- Давай спрячемся туда, надо обтереть и просушить камеры.

Мы нырнули в открытый деревянный проем без дверей. Внутри было неуютно - каменный пол, бревенчатые стены, прилепившиеся к ним две длинные деревянные лавки и крохотное оконце напротив входа. В окно и дверной проем проникало недостаточно света, деревянные стены были изрезаны и исписаны высказываниями типа "Здесь был Вася". :) А на расстоянии нескольких метров от этой деревянной халупы примостился пластиковый био-туалет.

- Ну хоть внутри ничем не воняет, и то хорошо...

- Главное, что здесь сухо, - отозвался муж.

Мы отряхнулись от воды, привели в порядок объективы, разложили на скамейках камеры для просушки. Минут через пятнадцать к домику подошла группа человек из пяти, они тоже решили укрыться от дождя. Внутри стало тесно, совсем не протолкнуться.




Неожиданный порыв ветра резко сдернул с вершины Кука тяжелую темную тучу, и сразу дождь прекратился, над нами ярко заголубело небо с резво бегущими игривыми барашками облаков.




Мы обрадовались этой резкой перемене погоды и поспешили вперед.




Пройдя несколько сотен метров среди тундровой растительности, мы очутились на смотровой площадке с видом на вершину Mount Cook с маленьким озерцом у ее подножья и вышли на берег, чтобы ближе увидеть кромку сползающего с горных склонов ледника. Его поверхность была темной от пыли, а на сколах лед светился белизной с голубоватым отсветом.




Вдоволь насмотревшись на эту мутноватую лужицу с глыбами льда, чуть ниже превращающуюся в говорливую и такую же мутноватую речушку, мы повернули обратно. Снова прошли мимо сотен прекрасных цветов Mount Cook lily, радостно ловящих своими хрупкими лепестками ласковые солнечные лучи. Прошли по подвесным мостам, пересекающим речку и наконец снова очутились на парковке перед туристическим центром.

С облегчением забравшись в машину, мы направились "домой" - в наш отель на берегу острова Текапо.




В вечернем мягком свете Mount Cook и окружающие ее вершины Южных Альп (Southern Alps) выглядели незабываемо. У меня совершенно не осталось сил для фотоупражнений, но я нисколько не возражала против частых остановок, во время которых Юра снимал заснеженные горные панорамы.




Национальный Парк остался позади, и скоро обочины дороги снова начали украшать разноцветные заросли душистых люпинов.




- Наверно завтра я вообще не смогу ходить, - подумала я вслух, поднимаясь в номер, - Гулять по этим горам - все равно что бегать по лестнице то вверх, то вниз.

И хотя мне казалось, что я уже не в состоянии сделать ни шага, после ужина я снова подхватила камеру и мы отправились на берег озера Текапо ловить закат - назавтра мы покидали очаровавшее нас озеро.