Wednesday, June 20, 2012

Золотая лихорадка.



Я уже не раз признавалась здесь в своей любви к сибирской природе. Картины серебристых искрящихся сугробов, тяжело укрывающих зимой стройные пихты и ели, нежные краски весеннего расцвета, пышное летнее многотравье, золото и пурпур осенней листвы навсегда остались в моей памяти теплыми воспоминаниями, переплетающимися с событиями моего детства и юности, и при каждой своей поездке в Россию я рада любой возможности окунуться в эти детские ощущения, не только посидеть на диванчике рядом с мамой и побыть недолго "маминой дочкой", но и прикоснуься к этому чуду из чудес - сибирской тайге.

Свое раннее детство я провела в маленькой сибирское деревушке при леспромхозе. Отчихи уже давным-давно нет на карте Маслянинского района Новосибирской области, она распалась еще в середине 70-х, тогда же мы и переехали в другое село, но мои самые яркие детские воспоминания связаны именно с этим местом, и мне очень хотелось побывать там еще раз, посмотреть на берег реки, где стоял наш дом неподалеку от деревенского клуба, узнать знакомые изгибы реки Ик.

Мой отчим, Степан Иванович, очень хотел исполнить эту мою прихоть, но наведя справки у лесников, сказал, что ехать на Отчиху в июне довольно непросто - дороги туда уже нет давным-давно, а продвигаться по высокой траве даже на внедорожнике весьма опасно. Пришлось мне отказаться от этого каприза, но взамен Степан Иванович и мама устроили нам замечательную экскурсию по тайге примерно в тех же краях, где раньше располагалась деревня моего детства. Нас Юрой отвезли в Егорьевск - село, где добывают золото.




...Над тайгой повисла тонкая дымчатая вуаль, где-то на востоке в соседней области горел лес, и смог от пожара расползался по всей Западной Сибири. Воздух пах только цветами и травами, но это белесое марево закрыло голубое небо и скрадывало горизонт.

Мы с Юрой вовсю наслаждались нашей поездкой - нескончаемые хребты, покрытые темным лесом, и прелестные деревянные домишки неизменно вызывали у нас восторг своим рустикальным видом.




Через несколько десятков километров от Маслянино мы остановились у резвой речушки Суенга. Бурные каскады реки в обрамлении речных растений - больших круглых листьев на длинных тонких ножках - выглядели очень экзотично и по своей живописности нисколько не уступали заморским пейзажам.




Потом бы съехали с бетонного шоссе и несколько километров медленно продвигались по глинистой грунтовой дороге, пока не оказались у места, где работали золотодобытчики. Мой отчим рассказал, что там добывали золото самым варварским способом: сначала с поймы реки бульдозерами сдирали плодородный слой вместе с растительностью, удаляли несколько метров глины и добирались до золотоносной жилы. Потом включали специальный аппарат, что-то похожее на водяную пушку, и им промывали породу, содержащую золото.




С высокого холма было видно, как тяжелые машины, словно громадные неловкие жуки, трудились в долине реки, вгрызаясь в землю, расчищая площадь для добычи драгоценного металла.

Эти картины вызвали в моей душе внутренний протест - мне было безумно жаль миллионы насекомых и прочих козявок и мелких животных, которые неизбежно гибнут, когда бульдозерами срывают зеленый покров с берегов реки. После того, как золотоносная жила выработана, эти карьеры заравнивали, но природе требовался не один год, чтобы залечить эти уродливые шрамы на своей поверхности.




В продолжение нашей экскурсии Степан Иванович отвез нас на другой золотоносный участок, там золото добывали при помощи драги.




Громадное грубоватое сооружение высотой в 4-5 этажей неуклюже ворочалось в большом мутном омуте, издавая оглушительный скрежет, клацанье и бряцанье. Эта картина напомнила мне "Кин-дза-дза́!", культовый советский фильм-антиутопию о технически развитой фантастической планете с насквозь проржавевшей и изношенной техникой. :)

Мой отчим - весьма одаренный экскурсовод, он красочно описал нам многие подробности добычи драгоценного металла. Перед тем, как установить золотодобывающую драгу, на реке делали небольшую запруду, драгу привозили на участок частями и собирали ее на месте. Механизмы драги доставали грунт из глубины, с самого дна реки, порода проходила через это громадное сооружение, золото оставалось внутри на гигантских ситах, а отработанные камни и глина выбрасывались рядом.




Степан Иванович сказал, что драга отсеивала только довольно крупные золотые самородки, мелкие же проходили сквозь ячейки сита и шли в отбросы. Я тут же направилась к гигантской куче с отработаной породой и долго и безуспешно рылась там в поисках золотого камушка. :)




Так и не найдя не крупинки драгоценного металла, :) я согласилась вернуться домой. По дороге мы еще останавливались пару раз, очарованные простой прелестью таежных лугов.




Юра попытался фотографировать мелких бабочек, но четырехкрылые непоседы постоянно перелетали с места на место - под жарким послеполуденным солнцем им не сиделось на цветах.




Чудесная получилась у нас поездка - и познавательная, и незабываемо-сентиментальная. Я с легким чувством настальгии любовалась знакомыми мне с детства светлыми березовыми рощами, длинными хребтами, заросшими вечнозелеными пихтами и елями, наслаждалась сладким ароматов луговых трав на просторных таежных полянах и была очень благодарна моей маме и отчиму, за то, что они устроили нам такую прогулку по сибирской природе.