Tuesday, November 22, 2011

Airlie Beach-Bowen



Утро в Airlie Beach было теплым и неожиданно пасмурным. Как только открылся офис мотеля, Юра отправился сдавать ключ от нашего номера и неожиданно там задержался. Я полюбовалась всеми клумбами перед зданием, собрала из коробочки отцветшего гиппеаструма несколько созревших семян, прогулялась у въезда на территорию мотеля у скульптуры дремлющего джекеру (jackaroo - что-то вроде молодого ковбоя по-австралийски), а Юра так и не возвращался.

Удивившись тем, что он задерживается, я только повернула в сторону офиса, как тут мне навстречу показались мой муж и владелец мотеля, немолодой, худощавый и очень разговорчивый джентельмен. Юра еще издали улыбнулся мне извиняюще, и я сразу поняла, что он был не в состоянии быстро избавиться от своего собеседника.

А пожилой джентельмен говорил не переставая: он рассказал нам о последних наводнениях, о том, как непросто сейчас содержать мотель, о том, что нынешнее молодое поколение наемных работников трудится спустя рукава, что они не в состоянии качественно покрасить фасад здания, а дерут такие цены за свою работу, что лучше все сделать самому. Потом он поведал нам о своих друзьях-фермерах, выращивающих манго, об урожае на эти фрукты, о своем возрасте и еще много о чем... :) К слову сказать, для 64-летнего возраста этот джентельмен выглядел весьма бодро, крепко и жизнерадостно и был весьма интересным рассказчиком.

Поняв, что наш собеседник сам скоро не остановится, я улыбнулась ему самой своей приятной улыбкой, поблагодарила за комнату и сказала, что нам пора уже ехать. Получив напоследок еще порцию советов относительно нашего путешествия, мы распрощались с хозяином мотеля, снова повернули в сторону Conway Range National Park, и после двухкилометровой прогулки по довольно влажному дождевому лесу, красиво заросшему папоротниками, мы вышли на Swamp Bay (Болотная бухта).




Узкий пляж бухты, как и Коралловый пляж, где мы гуляли и купались накануне, был покрыт отбеленными обломками коралов и обесцвечеными раковинами. Берег у воды густо зарос мангро, а чуть дальше после узкой полосы каменистого пляжа простирались настолько экзотичные заросли, что мне они напомнили сильно запущеный сад или оранжерею. Повсюду, насколько хватало взляда, возвышались стройные раскидистые панданусы, живописно окруженные дикими желто-коричневатыми отцветающими орхидеями и большими кустами белых лилий.




Юру эта ботаническая красота не очень впечатлила, он нашел невзрачный куст, вокруг которого кружились маленькие бабочки-голубянки, и занялся макро-фотографией.




А я с восторгом бродила среди густых зарослей, чуточку сожалея, что мы не приехали сюда неделями двумя раньше - тогда бы все орхидеи были в полном цвету. В тенистых уголках еще можно было найти немало длинных почти полуметровых соцветий, густо покрытых довольно необычными, словно фестончатыми, маленькими цветочками, но на большей части высоких кустов орхидей уже висели зреющие коробочки с семенами.




Вдоволь налюбовавшись прекрасным диким уголком, мы вернулись к машине и направились обратно к Bruce Hwy, завернув по пути к водопадам Сedar Сreek Falls, но здесь нас ждало легкое разочарование. Последний месяц был настолько сухим, что ручей полностью пересох, и вместо шумного бурлящего водопада только редкие капли воды сочились по темным мрачным скалам, а в небольшом мутноватом бассейне у подножья плескались местные подростки, забирались на камни и ныряли в эту небольшую лужицу, оставшуюся от лесной речушки.

Находясь под впечатлением от капризов погоды и от состояния водопадов, мы выехали на скоростное шоссе и направились снова на север в сторону Таунсвилл (Townsville). До него было чуть меньше 300 км, но после прогулки по национальному парку и яркого солнца мы чувствовали себя слегка раслабленными и уставшими.

Решив, что нам требуется допольнительный отдых, :) мы нашли на карте ближайший населенный пункт на побережье и повернули к нему. Это был Боуэн (Bowen), небольшой город в примерно 80 км от Airlie Beach. На въезде в город возвышалось гигантское манго (Боуэн считают столицей выращивания этого чудесного фрукта), а на холме над городом, крупными буквами было выведено: "BOWENWOOD".

Увидев эту смелую :) надпись, я зашуршала путеводителем и к своему удивлению и удовольствию прочитала, что именно в Bowen был отснят замечательный исторический фильм "Australia" с Николь Кидман и Хью Джекменом в главных ролях.




Мы нашли милый и уютный кемпинг на берегу мыса, он был окружен гигантскими живописными булыжниками, кокосовыми пальмами и чистейшими золотистыми пляжами.




Только я вышла из машины, как сразу же бегом вернулась туда за своей фотокамерой: по тропинкам кемпинга, с полным осознанием своей неотразимости и изящества, важно вышагивал яркий павлин. Изредка он издавал громкий и пронзительный мяукающий крик, а с другой стороны кемпинга ему отвечал такой же :)противный вопль.




Великолепная птица безбоязненно позировала перед камерой, поворачиваясь во все стороны, словно приглашая посмотреть, насколько роскошно и совершенно ее оперение.




Быстро устроившись и побросав свои вещи, мы отправились на пляж. В Bowen было тоже немало выпускников-schoolies, и табличка на ближайшем отеле сообщала, что мест нет. Но Bowen - городок небольшой и менее популярен, чем Airlie Beach, к тому же основное веселье молодежи кипело пока в кафе и барах, поэтому на берегу было весьма пустынно.




Мы долго и с удовольствием плескались в чистой и свежей воде, а потом отдыхали на золотистом песчаном пляже. Когда мы наплавались вдоволь, то отправились бродить вдоль берега, рассматривая огромные золотисто-коричневые валуны, красиво сочетающиеся с голубым небом и бирюзовыми волнами.




Позже мы вернулись в кемпинг и смыли с себя морскую соль. Пока мы устраивались на общей кухне под открытым небом для легкого ужина, к нам подошел улыбающийся паренек. Поздоровавшись, он тут же ввел нас в курс местных дел, предупредив, что если мы будем мыть свою посуду после девяти вечера, то не надо пугаться, если на ноги из-за зарешеченой тумбочки под раковиной выпрыгнет большая лягушка. Как оказалось, под кухонной раковиной жило целое семейство зеленых древесных лягушек, и с наступлением ночи они отправлялись на охоту. В оцинкованном умывальнике мужской части "удобств" жила еще одна амфибия, :) ей очень нравилась прохлада, исходившая от металла.




Поболтав еще немного, молодой человек удалился к своему тенту, там его ожидали друзья. А мы закончили свой ужин, помыли чашки и кружки, так и не дождались выпрыгивающих из тумбочки лягушек, и снова вернулись на берег.




Забравшись на высокий каменный мыс, мы сели на нагретые солнцем валуны и стали наблюдать за садящимся солнцем. Закат был не очень зрелищным, горизонт на западе плотно укрыли темные тучи, гасящие яркие краски последних лучей.